«Ушедшие компании не вернутся на выжженное поле». Дмитрий Потапенко о перспективах бизнеса

 Обновлено 
3632
«Ушедшие компании не вернутся на выжженное поле». Дмитрий Потапенко о перспективах бизнеса
telegram
Лучшие финансовые лайфхаки в нашем Telegram-канале. Без спама и назойливых новостей. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить.

Как российский бизнес в 2022 году адаптируется к санкциям, почему легализация пиратства параллельного импорта не поможет развитию промышленности и кто больше всего пострадает от нынешнего кризиса? Рассказывает Финтолку предприниматель Дмитрий Потапенко. 

Дмитрий Потапенко

Дмитрий Потапенко — управляющий партнер Фонда стратегического управления MDG, автор книг «Теория экономического потрясения», «Честная книга о том, как делать бизнес в России».

«Главный вызов стоит перед промышленностью»

Прошло четыре месяца с начала специальной военной операции. Кажется, что экономика России неплохо справляется с санкциями: дефицита не возникло, инфляция замедлилась. Или это только кажется?

— В первые дни многие пытались что-то вычислить и объяснить, а политики, особенно зарубежные, были очень воинственны. Сейчас эффект первичного шока прошел.

В целом институциональный кризис продолжается уже четыре года. В 2021 году я написал об этом книгу «Теория экономического потрясения», где описывал процесс. Единственное, чего я не предполагал, так это начала боевых действий.

Этот кризис рукотворный, и в России он — ступенчатый. Сценарий развития не V-образный (резкий спад и стремительное восстановление. — Финтолк), как было при дефолте 1998 года. Хотя да, РФ и сейчас тоже находится в состоянии технического дефолта... С точки зрения России было сделано много стратегически правильных шагов, а с точки зрения Евросоюза — стратегически неверных. Деньги в Россию поступают и будут поступать еще очень-очень долго.

Если говорить о промежуточных итогах, пока коллективный Запад буксует. На словах он демонстрирует серьезную консолидацию, но по факту Россия продолжает зарабатывать миллиарды долларов на продаже нефти и газа.

Самый большой сейчас вызов — как отечественная промышленность справится с нехваткой сырья, материалов и оборудования.

Мера по легализации параллельного импорта поможет справиться с санкциями?

— Это работает на потребительском рынке, но не поможет промышленности. Параллельный импорт возможен только в том случае, если правообладатель сам готов нарушать свое собственное эмбарго. Условно говоря, на рынке одежды уход Nike приведет к тому, что бывшие менеджеры компании налепят своих сайтиков и будут возить одежду через Турцию, как раньше это делали челноки. Большая часть из них разорится. Работа компании Nike и ее дилерской сети — это не просто привезти товар. Это и кредитные линии, и серьезная рекламная поддержка, и обмен информацией с рынками других стран. То есть менеджерам придется осознать, что генеральные директора и представительства не просто так ели свой хлеб.

С начала легализации параллельного импорта в Россию завезли 130 000 товаров на 2 млрд долларов. Это микроскопическая сумма в масштабах экономики.

Промышленность пока находит обходные пути, но вопрос, когда эти лазейки закроют правообладатели. Любое эмбарго соблюдается только в том случае, если это эмбарго хотят соблюдать.

Почему не получится заместить ушедшие компании

Есть любимая многими предпринимателями фраза «Кризис — время возможностей». Все верно?

— Это глупость, которую эксперты регулярно прямо или косвенно воспроизводят. Понимаю, что очень хочется изобразить из себя умного, но получается глупость. У гробовщиков, например, тоже очень хорошие возможности…

Я считаю, что падающий рынок — это плохо, потому что он технологически отбрасывает страну на многие десятилетия назад. Когда я приводил пример по поставкам одежды, как раз об этом и говорил. Был доступ к мировым рынкам, технологиям, финансам. Скажем честно, это серьезное достижение цивилизации. А то, что сейчас будет делаться руками отдельных людей, — это возврат к классической схеме фарцовки из Советского Союза.

На примере McDonald's мы видим именно это? Фастфуд-гигант перезапустился с другим менеджментом, и казалось, что сейчас будет как прежде. Но из меню ушли несколько позиций, начались скандалы с плесенью и просрочкой…

— У нас слово «клиентоориентированность» — практически ругательное. Почему в СССР не было аналога «Макдоналдса»? В него никто не ездил? Никто не знал? Нельзя было своровать те или иные бумаги по его открытию? Бросьте, все было на руках. Но почему-то он не открывался.

А потому что McDonald's — это набор высочайшего уровня технологий, высочайшей степени стандартов, которые начали сыпаться в первый же месяц перезапуска.

Думаю, бывший «Макдоналдс» превратится в обычную дешевую забегаловку. Дешевую с точки зрения стандартов, но дорогую с точки зрения цен. У нас было уже такое — «Русское бистро». При всех преференциях скатилось в обычную забегаловку с чекушечкой водки.

Кто выиграет и проиграет от кризиса

Кто-то все-таки может выиграть от нынешнего кризиса? Какие-то отрасли или компании?

— Все, что связано с государством. Потому что денег ни у кого больше нет. Вспомните Советский Союз. Предприятия сами не исполняли валютные контракты, а сначала писали заявку в какое-нибудь министерство машиностроения. Заявка проходила согласование во Внешэкономбанке. Банк оплачивал оборудование за инвалютные рубли (иностранная валюта в рублевом исчислении. — Финтолк). Пока исполнялся контракт, оборудование уже было никому не нужно. А те, кто стоит на этой системе распределения, заработали. И теперь будут зарабатывать.

А какие предприятия сильнее всего пострадают от кризиса?

— В первую очередь все, что связано с услугами. Например, отрасли кинопроката уже больше нет. Если нет иностранных фильмов, не имеет смысла прокатывать российские. Либо нужно возвращаться к системе, когда работало «Госкино», а кинотеатры были государственными. Но государство не хочет возвращаться к госплану, потому что слишком много придется заниматься управлением.

Нет отрасли, которая не пострадает. Легковое машиностроение уже практически прекратило существование, потому что строить автозаводы для такого объема рынка бессмысленно.

Промышленность — это следующий этап. Но зато оборонка будет держаться до последнего.

Как вы оцениваете действия правительства в сложившейся экономической ситуации? Достаточно ли мер поддержки бизнеса, которые сейчас есть?

— Первоочередная задача правительства сейчас — сохранение рабочих мест, а не поддержка предпринимателей. Бизнес для них не является расчетной единицей в этой системе координат. Дойная корова, корм — как вам будет угодно.

Вот чиновники объявляют, что будет меньше проверок. Как они могут меньше проверять? У них что, KPI изменится? Поэтому бессмысленно обсуждать бантики. Дать больше денег? Бессмысленно, чиновники все равно будут стоять на системе распределения. Надо сокращать министерства и ведомства, но этого делать не станут.

При каких условиях вернутся иностранные компании

Можно ли надеяться на снятие санкций и возвращение иностранных компаний в Россию?

— Никогда. Рынок маленький. Зачем снимать санкции? Поправка Джексона-Вэника (поправка к закону о торговле США, ограничивающая торговлю со странами, препятствующими миграции и нарушающими права человека. — Финтолк) действовала с 1974 года и была снята для России только в 2012 году. Однако продолжает действовать в отношении ряда других стран.

Санкции всерьез и надолго, а возврат компаний возможен, когда здесь будет рынок и потребительский спрос. Не возвращаются просто на выжженное поле. У нас никто сейчас ничего не покупает, торговые центры закрываются. Кому тут и что продавать?

Как быть со сбережениями? Что бы вы посоветовали россиянам со средним доходом в нынешней ситуации?

— Ни банковский, ни все остальные рынки не дадут гарантий, потому что все очень и очень нестабильно. Сейчас деньги должны быть у человека в кармане, при себе, если хотите. Весь ближайший год нужно стараться сохранять свой собственный доход любыми возможными силами и средствами, цепляясь за него руками и ногами.

хомяк Света Капустина
Финтолк. Нескучно о финансах.
Кнопка вверх