Нескучно о финансах. Подпишись на наш Telegram-канал

Экономическая блокада, которой не было: как Россия однажды боролась с неонацизмом и победила

 Обновлено 
8143
Экономическая блокада, которой не было: как Россия однажды боролась с неонацизмом и победила
Не хотим вас терять! Подписывайтесь на нас в Телеграм-канале!

Однажды в одной соседней стране активизировались одни малозаметные неонацисты. Правительство России осудило происходящее и… выпустило официальное заявление, суть которого сводилась к «это весьма печально, но мы не должны и не будем портить отношения с дружественной страной из-за кучки радикалов». Некоторые россияне были недовольны столь мягкой реакцией властей на происходящее и решили объявить соседней стране экономическую блокаду. Дело было в 1998 году.

Эта история записана со слов участника событий. Она может выглядеть субъективной, неполной и содержать некоторые неточности, что связано с несовершенством человеческой памяти. Эту историю, как пример иллюзорности окружающего мира, уже более 10 лет своим студентам рассказывает преподаватель РАНХиГС Петр Гудков. Финтолк решил поделиться этой байкой со своими читателями.

В 1998 году в латвийском городе Лестене прошло небольшое шествие бывших эсэсовцев. 16 марта в Латвии неофициально отмечается День памяти латышских легионеров — бойцов Латышского добровольческого легиона СС. 

СС (нем. SS, от Schutzstaffel — «отряды охраны»)  — военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). Войска СС были признаны основным организатором террора и уничтожения людей по расовым признакам, политическим убеждениям и государственной принадлежности внутри Третьего рейха и на оккупированных им территориях.

Шествие ветеранов — военных преступников по соседней стране не осталось незамеченным в России. Некоторые политики, общественные деятели и журналисты пропиарились потребовали призвать правительство Латвии к ответу. Однако российские власти на это отреагировали более чем скромно. Официальная позиция МИДа сводилась к тому, что нам, конечно, это не нравится на государственном уровне, но все же портить отношения с целой страной из-за нескольких ностальгирующих стариков никто не будет.

В российском МИДе корреспонденту газеты «Коммерсантъ» (газета тогда принадлежала бизнесмену Борису Березовскому. — Финтолк) сказали, что ограничатся выражением сожаления по поводу самого факта чествования бывших эсэсовцев. «Воскресное мероприятие еще раз показало, что, несмотря на протесты в мире, Латвия упрямо добивается реабилитации бывших нацистов, — заявил собеседник «Ъ». — Только сейчас это делается не так демонстративно и вызывающе». Но, мол, от жестких демаршей Москва пока воздержится.

Газета «Коммерсантъ», 1998 год
Петр Гудков, преподаватель РАНХиГС

Петр Гудков, преподаватель РАНХиГС:

— Первым каналом тогда руководил Александр Любимов, а на него работала группа аналитиков. К этой группе аналитиков был приставлен и я. Вот как это было.

Понедельник

В 90-е годы министрам было предписано каждую неделю общаться с журналистами. Проводил еженедельные брифинги и пресс-секретарь Бориса Ельцина Сергей Ястржембский. К нему от аналитической группы Первого канала (телеканал тогда принадлежал бизнесмену Борису Березовскому. — Финтолк) был направлен журналист с написанным на листке постановочным вопросом.

Постановочными вопросами в журналистике называются вопросы, ответить на которые можно лишь одним единственным заранее известным способом, так как другие ответы заведомо будут неверны.

Вопрос звучал так:

«А может ли случиться такое, что в ответ на шествие эсэсовцев в Лестене российский народ объявит точечные экономические санкции: россияне откажутся покупать прибалтийские товары, а бизнесмены откажутся вести бизнес с Прибалтикой?»

Сергей Ястржембский, конечно, ответил, как и предполагалось: «Да, такое возможно». Ну а что еще тут ответишь? После чего на Первом канале вышла новость: помощник президента не исключил введение точечных экономических санкций против Прибалтийских стран. Одновременно с этим съемочная группа отправилась на улицы Москвы проводить опросы населения. Они задавали прохожим один и тот же вопрос:

«В Латвии прошло шествие эсэсовцев, в Прибалтике возрождается нацизм. Готовы ли вы в ответ на это отказаться от покупки прибалтийских продуктов?»

Большинство прохожих под пристальным взглядом съемочной группы отвечали: «Да, конечно». Если и были среди них те, кто отвечал что-то другое, — в эфир их возражения не выпустили. Репортаж носил «патриотический характер» и говорил о том, что россияне в едином порыве готовы отказаться от продукции вражеского нацистского государства. Телесюжет вышел в понедельник.

Вторник

Во вторник тему подхватили корреспонденты других телеканалов. Опрос населения повторять было бессмысленно, поэтому съемочные группы направились опрашивать продавцов. Благо, для этого не нужно было далеко ехать: улица Академика Королева около телецентра «Останкино» сплошь усеяна мелкими магазинчиками. Продавцам задавали аналогичный вопрос:

«Россияне крайне недовольны тем, что в странах Прибалтики возрождают нацизм, и готовы отказаться от покупки прибалтийских товаров. А готовы ли вы отказаться от их продажи?»

«Да, конечно», — озадаченно отвечали продавцы, на полках у которых иногда и вовсе не было никаких прибалтийских товаров. На телеканалах начали выходить репортажи о том, как российский бизнес в едином порыве с россиянами отказывается от сотрудничества с Прибалтикой.

На еженедельном брифинге с участием министров снова сидел корреспондент Первого канала с написанными на листке вопросами. Вопросы к каждому министру были свои, и все же очень похожие. Например, к министру культуры: «Российские театры планируют начать свои европейские гастроли с Латвии, где только что прошли митинги эсэсовцев. А может ли такое случиться, что наши артисты откажутся выступать в странах Прибалтики, чтобы поддержать точечные экономические санкции российского правительства?» Или к министру промышленности: «А может ли такое случиться, что наши промышленники откажутся от поставок в страны Прибалтики, чтобы поддержать точечные экономические санкции правительства?»

Министры отвечали логично: такое, мол, не исключено. На телевидении один за другим выходили репортажи: министры не исключают, что российский бизнес откажется от экспорта в Прибалтику, артисты — от гастролей, фермеры — от поставок, а магазины — от ввоза импортных товаров через Прибалтику. Это было во вторник.

Среда

Тем временем по улице Академика Королева продолжали ходить съемочные группы всех телеканалов. Продавцы, уставшие от назойливых посетителей с одними и теми же вопросами, придумали эффектный выход из ситуации. Первый из них повесил на дверь объявление: У НАС НЕ ПРОДАЮТСЯ ПРИБАЛТИЙСКИЕ ПРОДУКТЫ!!! Остальные нашли это решение гениальным и тут же скопировали. Журналисты радостно начали происходящее снимать. Уже к обеду были готовы сюжеты: Москва объявила экономическую блокаду Прибалтике. Общее количество магазинов с объявлениями на дверях на тот момент не превышало десяток, но у зрителей телеканалов создавалось впечатление, что подобное происходит по всей стране. Мэр Москвы Юрий Лужков поддержал тему и тоже предложил объявить бойкот латвийским товарам и применить к Латвии экономические санкции. 

Корреспонденты аналитической прессы тем временем подняли данные по экспорту и импорту из Прибалтики. По всему выходило, что Россия без прибалтийских товаров легко выживет, наладив поставки через дружественную Республику Беларусь, а вот Прибалтику без России ждет экономический кризис. В прессе выходят статьи «Во сколько точечные экономические санкции обойдутся России и Прибалтике». О санкциях начинают говорить как о свершившемся факте.

Корреспонденты других изданий тем временем находят нищего рыбака в Прибалтике, который им рассказывает, как умрет с голоду, если Россия прекратит закупку у него рыбы. Ведь главные покупатели — Россия и Белоруссия. А если к санкциям присоединится и Белоруссия — все предприятия точно обанкротятся.

Четверг

В четверг корреспонденты подняли свои связи с белорусскими предпринимателями. Те ответили, что вообще очень рады будут заменить Прибалтику и поставить в Россию собственные товары.

А «Коммерсантъ» провел опрос медийных личностей, чтобы выяснить, присоединятся ли они к бойкоту, объявленному Лужковым. Мэр Москвы тогда как раз был в центре своей предвыборной кампании, и громкая борьба с внешним врагом была как нельзя кстати.

— Сегодняшнее отношение к русским в Латвии можно приравнять к геноциду. И никаких оправданий этому быть не может. При этом я не сторонник экономических санкций, хотя это и принято в мировой практике. Боюсь, что от этого пострадают только простые латыши и русские люди. Судьба данного вопроса решается сегодня не в Москве, а в Риге. Там должны выбирать и политику, и партнеров.

Аркадий Вольский, президент Российского союза промышленников и предпринимателей

— Безусловно, санкции нужны. В отношении наших людей они там совсем совесть потеряли. Так что я поддерживаю призыв Юрия Михайловича и считаю, что это очень разумно. Рано говорить о таких глобальных экономических санкциях вроде перекрытия нефтяных каналов и прочих мер серьезного воздействия, но начинать-то нужно с малого. И я не буду больше покупать латвийские продукты.

Александр Алехин, директор спецпрограмм Московского международного нефтяного клуба

— Обязательно. Теперь даже смотреть на них не буду, не то что покупать. Нельзя безнаказанно унижать русских. Я абсолютно согласен с Лужковым.

Сергей Проханов, художественный руководитель «Театра Луны»

Пятница

А в пятницу на всех телеканалах по традиции выходят итоги недели. Все они были посвящены главной теме: точечным экономическим санкциям, которые российские граждане и бизнес в едином патриотическом порыве объявили Прибалтике. Новости суммировали собранное за предыдущие четыре дня.

Понедельник

На еженедельном брифинге у пресс-секретаря президента Сергея Ястржембского снова сидел корреспондент Первого канала.

— Как вы оцениваете влияние точечных экономических санкций, которые российские граждане и бизнес объявили прибалтийским товарам в ответ на прошедшие там митинги эсэсовцев?

— Ну а что вам рассказывать, вы же и сами все видите. Российские граждане и бизнес сами приняли такое решение, это их право…

Петр Гудков, преподаватель РАНХиГС:

— Я не могу сказать, что на тот момент точно происходило в Прибалтике и как они реагировали на происходящее. Но факт остается фактом: на следующие пять лет Латвия забыла о парадах эсэсовцев, и никаких митингов неонацистов на улицах до 2003 года больше не было. А в 2003 году, когда они повторились, на Первом канале больше не работала та аналитическая группа и никаких точечных экономических санкций мы больше не объявляли.

Понравилась история? Поделитесь ею в соцсетях. Нам будет приятно =)

Финтолк. Нескучно о финансах.

Кнопка вверх