Газовая война с Европой: подсчитываем шансы Путина победить

 Обновлено:
2993
Газовая война с Европой: каковы шансы Путина победить
telegram
Лучшие финансовые лайфхаки в нашем Telegram-канале. Без спама и назойливых новостей. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить.

Евросоюз угрожает отказаться от российского газа, Россия угрожает сама перестать его поставлять и предупреждает европейцев о возможности окончательной заморозки поставок. Насколько все это серьезно сейчас, когда кажется, что Европа хорошо подготовилась к тому, чтобы не замерзнуть зимой страшного 2022 года? Эксперты Финтолка объясняют.

Что случилось с газопроводами

Что случилось с газопроводами

Вернемся немного в прошлое: ровно на год назад, в ноябрь 2021-го. Для «Газпрома» все выглядит прекрасно. Газ в Евросоюз поставляется сразу по нескольким газопроводам: двум идущим через территорию Украины старым советским, построенному в девяностых «Ямал — Европа» через Белоруссию и Польшу, а еще запущенному в начале 2010-х «Северному потоку» по дну Балтийского моря напрямик в Германию. Цены на газ находятся на рекордно высоком уровне, а «Газпром» потирает руки, предвкушая ввод в эксплуатацию еще одного подводного газопровода «Северный поток — 2», который достроен и вот-вот ожидает сертификации.

Но из-за растущей напряженности на фоне угрозы военных действий на Украине американцы начали активно противиться вводу «Северного потока — 2» в эксплуатацию. В итоге 22 февраля 2022 года Германия приостановила процесс сертификации газопровода. А после 24 февраля и начала российской спецоперации на Украине процесс заморозили уже насовсем.

В конце марта 2022-го Польша прекратила принимать газ из России по газопроводу «Ямал — Европа» и с тех пор использует его только в режиме реверса. То есть если раньше газ шел из России в Польшу и дальше в Германию, то теперь наоборот: когда надо обеим странам, идет из Германии в Польшу.

С поставками по «Северному потоку — 1» сначала возникли перебои, которые «Газпром» объяснял санкциями (из-за них, по словам представителей компании, невозможно стало обслуживать импортные турбины, установленные на насосных станциях), а 26 октября обе ветки газопровода оказались взорваны неизвестными подводными диверсантами. Заодно повредили и одну из двух веток «Северного потока — 2». Теперь газ по дну Балтийского моря нельзя отправить, даже если очень захочется. Ну разве что по одной из ниток так и не введенного в строй «Северного потока — 2».

В итоге сейчас, как ни странно, единственный путь российского газа в Европу лежит через Украину. Прямо как во времена Советского Союза. Маршрут, от которого все постсоветские десятилетия пытались избавиться, в итоге оказался самым живучим, даже несмотря на боевые действия.

Желания не совпадают с возможностями

Желания не совпадают с возможностями

Желания России и Евросоюза вроде бы совпали. В Евросоюзе заявили, что хотят отказаться от российского газа, чтобы прекратить оказывать воюющей РФ финансовую поддержку таких масштабов.

В среднем в 2022 году Россия получает ежемесячно около 8 млрд евро за поставки газа зарубежным партнерам, 15,3 млрд евро за поставки сырой нефти, 4,3 млрд евро за отгрузку нефтепродуктов, 1,7 млрд за доставку СПГ (сжиженного природного газа), 1,6 млрд за отправку угля.

Власти России на обещания отказа ответили, что сами не горят желанием поставлять газ в Европу, и отреагировали знаменитым «мерзни, мерзни, волчий хвост». Посыл такой: хотите — отказывайтесь, себе же хуже сделаете. А мы найдем новых покупателей, лучше прежнего. И правда, поставки в Китай и Индию начали расти.

Однако попробуй быстро прекрати такие созависимые отношения, как у «Газпрома» с европейскими покупателями. Проблема газа в том, что его нельзя просто так взять и отправить в другое место. Он же газ. Ему либо нужны трубы, либо дорогостоящее оборудование для сжижения и перевозки в сжиженном виде морскими судами. По этой же причине, кстати, резко увеличить использование своего же газа внутри страны тоже не получится — нельзя быстро построить новые газопроводы или увеличить число газовых автозаправок. Это все огромные инвестиции и годы работы.

Газпром пытается переориентировать экспортные поставки на Азию, но, по прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), полностью перенаправить в Азию объемы, поставляемые в ЕС, Россия сможет не раньше, чем через десять лет. Окончание строительства трубопровода «Сила Сибири — 2» невозможно ранее 2027–2028 годов. По мнению экспертов, поставки российского газа на азиатские рынки могут вырасти на 40 млрд кубометров в год и к 2025 году достичь отметки в 70 млрд кубометров в год. В Евросоюз в 2021 году Россия экспортировала 155 млрд кубометров.

Владимир Чернов, аналитик Freedom Finance Global

С увеличением поставок СПГ в Азию тоже пока все сложно: для этого нужно строить больше терминалов, где газ будут сжижать, а это проблематично в условиях санкций. К тому же вопрос еще, где будут эти терминалы и как от них добираться кораблям.

Большие надежды у российского руководства на строительство газового хаба в Турции — через него «Газпром» планирует продавать свой газ вместе с газом из стран СНГ. Но пока все это только обсуждается, и даже если проект согласуют, реализация тоже займет несколько лет. Так что в самом ближайшем будущем добыча российского газа должна падать — а с ней и поступления в бюджет.

Европейцы в поисках газа

Европейцы в поисках газа

Но с Европой все тоже не так просто. У нее проблемы похожего свойства — нельзя просто так взять и купить газ в другом месте. При том, что потребление газа в Евросоюзе уже лет десять как снижается и тренд на отказ от российских поставок был задан задолго до обострения отношений.

Откуда еще может брать газ Евросоюз? В первую очередь из собственных месторождений в Норвегии и Нидерландах. Там быстро нарастить добычу не получится. В Норвегии пик добычи был пройден в середине 2010-х, а лет через пять-десять страна прогнозирует спад из-за истощения запасов. В Нидерландах спад уже вовсю идет — за последнее десятилетие добыча сократилась в четыре раза, старые месторождения выводят из эксплуатации, даже несмотря на энергетический кризис.

Второй способ заместить российский газ — СПГ, который закупают по всему миру, доставляют по морю, разжижают в терминалах на берегу и отправляют в газопроводы. Схема рабочая, пусть даже терминалов мало. Хотя в Европе оборудование для их возведения есть.

Антон Соколов, независимый экономический эксперт

Антон Соколов, независимый экономический эксперт:

— Показателен пример Германии, наиболее связанной энергетически с Россией страны, которой тем не менее за последние годы удалось снизить зависимость от российского трубопроводного газа практически вдвое. На сегодняшний день российские поставки обеспечивают порядка 30 %, еще столько же приходится на совокупные поставки из Норвегии и Нидерландов. Таким образом, для того чтобы исключить российский газ из собственной энергосистемы, без учета объема, который закачивается в подземные хранилища, и при условии сохранения поставок из стран Северной Европы, Германии необходимо порядка 30–35 млрд кубических метров природного газа в год.

Но ни Норвегия, ни тем более Нидерланды компенсировать такой выпадающий объем не в состоянии, сетует эксперт Финтолка. Частично облегчить зависимость (а по факту просто сменить ее на другую) могли бы регазификационные терминалы для СПГ, но до сегодняшнего дня они пока не построены. Единственный используемый на сегодняшний день СПГ-терминал — это Gate в порту Роттердама, производительностью 12 млрд кубических метров год, из которых 3 млрд кубометров покупает крупнейшая немецкая энергетическая компания Uniper.

И даже строительство терминалов — это еще полдела. Ведь надо, чтобы сжиженный природный газ туда было кому поставлять. А с этим тоже есть проблемы.

«Рынок СПГ сегментирован. Более 70 % поставляется в другие страны по долгосрочным контрактам. Оставшиеся объемы, как правило, продаются туда, где выше спрос и цены. Если в начале 2023 года Китай снимет ковидные ограничения, то спрос на газ сильно вырастет, и большая часть объемов СПГ пойдет в Азию. Надежды Европы на поставки из Катара могут осуществиться к 2027 году, когда страна нарастит уровень добычи. При этом, если ЕС введет потолок цен на газ, Катар может прекратить поставки. Об этом говорил министр энергетики страны Саад Аль-Кааби.

Николай Вавилов, специалист департамента стратегических исследований Total Research

Незамерзающая Европа

Незамерзающая Европа

Это что же получается? Раз поставки российского газа сократились, а замену ему пока найти не удалось, зимой «волчий хвост» Европы и правда замерзнет? Ответ — нет. Апокалипсис там не предвидится, греющихся вокруг костров жителей Парижа, Праги, Брюсселя представлять себе не стоит. Европу спасает система газохранилищ.

Обычно их использовали несколько по другому сценарию. Летом, когда газ дешевле, его в хранилища активно закачивали. А зимой, когда подороже, использовали. Таким образом и экономя, и защищаясь от возможной нестабильности поставок. Зимой из хранилищ в газопроводы Евросоюза поступала примерно треть общего количества газа.

В нынешней ситуации, естественно, газохранилища решили заполнить до упора. Летом было еще непонятно, удастся ли. Все-таки поставки из России сократились, а надо, чтобы поступающего газа хватило и на текущие расходы, и на потом отложить. Но, как недавно выяснилось, с задачей страны ЕС справились, и сейчас газохранилища заполнены почти на 100 %. А тут еще и осень пока теплая, значит, расход газа меньше. В общем, разговор перешел из плоскости «переживет ли Европа эту зиму» в плоскость «сможет ли Европа подготовиться к следующей зиме».

Конечно, не стоит исключать сюрпризов от погоды. При неблагоприятном стечении обстоятельств — если зима окажется очень холодной — газа может не хватить на февраль-март. Что чисто теоретически может привести к усложнению взаимоотношений между потребителями в странах Евросоюза, которые будут решать, кому газ из хранилищ нужнее.

Но это все-таки пессимистичный сценарий и не самый в 2022 году вероятный. Есть проблемы ближе и куда реальнее. Главный побочный эффект «газовой войны» для Евросоюза сейчас — экономические последствия. Все эти перебои с поставками привели к росту цен на газ, а значит снижению конкурентоспособности экономики ЕС.

хомяк Жора Капустин

А самое главное, высокие цены на энергоносители вызывают повышение цен на все остальное. Проще говоря, разгоняют инфляцию. Это мы тут привыкли, и хотя ворчим на повышение цен, но воспринимаем его как должное. В еврозоне быстрый рост цен удивителен.

Даже прохождение Европой отопительного сезона 2022/2023 на накопленных запасах газа не решает главных экономических проблем региона. Снова заполнить ПХГ на 95 % в 2023 году без России практически невозможно. Если только не заплатить за это продавцам еще больше денег, чем в 2022-м. А потому, уверен, перед ЕС стоит выбор: либо искать компромиссы с Россией для возобновления поставок энергоносителей по относительно низким ценам, либо лишиться своей промышленности (которая уйдет в регионы с более дешевой электроэнергией). Именно поэтому, считаю, отказ от поставок энергоносителей из России в ближайшие два года для Европы просто невозможен. По крайне мере для той Европы (с экономической и политической точки зрения), которую мы знаем и видим сейчас.

Алексей Федоров, аналитик TeleTrade

Итого, ситуация следующая: в эти дни и месяцы европейские заказчики и российские поставщики нужны друг другу, и окончательно перекрыть трубу не смогут ни с той, ни с этой стороны. Напомним: единственная работающая труба сейчас идет через Украину, но даже боевые действия не мешают продолжать ее обслуживать как ни в чем не бывало. В эту зиму Европа вряд ли замерзнет без газа из РФ, а до следующей — еще надо дожить.

Финтолк. Нескучно о финансах.
Кнопка вверх
close work-notebook
Получить личную рабочую тетрадь

Выполняйте задания, заполняйте ежедневник, и вы не сможете вернуться к безрассудным тратам

Я согласен на обработку моих персональных данных в соответствии с Условиями