2,5 минуты

Bonds. Junk Bonds. Россиян по звонку заманивают вложиться в «мусорные облигации»

Людям, которые замечены в интересе к финансовому рынку и ценным бумагам, поступают звонки с предложением вложиться в самый перспективный продукт с сумасшедшей доходностью. Один из постоянных экспертов Финтолка рассказал о диалоге с одной из представительниц «выгодного инвестпроекта»:

Как я отказался от пассивного дохода в 200 000

Звонит намедни барышня: такая-то я, мол, такая-то, из компании Х, мы работаем с ВДО и предлагаем вам сотрудничество.

— Рынок, — говорит барышня, — совсем молодой. Всего три года, как появились мусорные бонды. И не все ещё о них знают.

Это она, наверное, себя имела в виду.

— Мы позиционируем своё предложение как альтернативу банковскому депозиту. Ориентировочная доходность составляет 14-17 % в год. Но если использовать это в связке с индивидуальным инвестиционным счетом, можно заработать все 26 %!

— Да уж, хорошая у вас альтернатива депозиту! При средних-то ставках в 6,5 %, — заметил я.
— Ну да, хорошая! — радостно отвечала барышня.
— Это я в кавычках, иронизирую, — намекнул было я.
— А чего? Хорошая же! — удивилась она. — Вы же сами говорите, что в банке 6,5 %. А у нас, видите, 26 %, в три-четыре раза выше!
— А почему не 126 %?
— Я же вам говорю, это не акции. Здесь риска-то нет никакого. Мы говорим про фиксированную доходность, про сохранение капитала, — отвечала барышня.

Так-то. Намёк не понят. Я уже еле сдерживал смех.

— Чтобы свести риск дефолта к нулю, — продолжала опытная в инвестициях собеседница, — мы используем специальную стратегию. Она очень простая. Мы покупаем бонды и держим их всего несколько месяцев. Мы не ждём до погашения. Поэтому дефолты, конечно, будут, но нам они не страшны!

Junk Bonds istoriya

— Спасибо за предложение. Скажу вам сразу, мне это не интересно.
— Хорошо. А можете назвать причину? — спросила раздосадованная барышня.
— Как бы вам сказать. Я консервативный инвестор. Мы с вами по разные стороны баррикад.
— Так, а… мы вроде ничего рискованного и не предлагаем.

Делайте выводы, господа.

Источник

Здесь вам не Wall-Street

Vladimir-Vereshhak

Владимир Верещак, сертифицированный финансовый советник, основатель консалтинговой компании.

Неужели надо быть крутым экспертом, чтобы понять: собеседница предлагает ерунду, достойную прикола? А вдруг это вовсе не ерунда, а просто наш эксперт слишком консервативный инвестор, и за высоким доходом стоит погнаться?

Сотрудница call-центра говорила о так называемых «высокодоходных облигациях». Они же «бросовые», «мусорные». Термин пошел от английских high-yield bond,  junk bond. Про эти ценные бумаги еще говорят: non-investment-grade bond, speculative-grade bond. То есть с рейтингом ниже инвестиционного уровня, спекулятивные. Иногда у мусорных бумаг кредитного рейтинга может не быть вовсе.

Кредитный рейтинг это мера способности платить по кредитам. Рассчитывается на основе финансовой истории, размера активов и долгов. Существует список агентств, аккредитованных Центробанком, – российских и зарубежных.

Агентства предлагают заказывать у них за деньги, например, расширенные рейтинги с прогнозами. Бесплатная, доступная всем версия рейтинга выглядит так:

Reiting Expert
Эксперт РА

Общий принцип примерно одинаков. Компании, бюджетные организации и целые страны, которые агентства считают надежными и способными платить по обязательствам, имеют рейтинг ААА, Аа1, АА+ или типа того. ВВВ – это обязательства среднего качества. ВВ, В  – обязательства ниже среднего, ВВ- (со знаком минус) – рискованные, В- или С – спекулятивные. D – осторожно, компания в состоянии дефолта.

Самые известные рейтинговые агентства — Standard & Poor’s, Moody’s или Fitch Ratings.

Вот как, например, Standard & Poor’s оценивает способности стран мира платить по счетам:

Countries_by_Standard_&_Poor's_Foreign_Rating

Мусорными могут быть на самом деле не только бумаги стран или компаний с денежными проблемами, а просто – если бумагу выпускает молодая, небольшая компания или компания, не собирающаяся выходить на биржу. Натаскивают продавцов подобных бумаг примерно так:

Хотите долю от 13 трлн долларов?

На Западе junk bonds появились во времена Великой Депрессии 30-х годов, а современный расцвет начался в 80-х. К началу 90-х лидером продаж мусорных бумаг стала американская Drexel Burnham Lambert Майкла Милкена.

American Bank Note Company 001.JPG
Здание Drexel Burnham Lambert на Wall Street в Нью-Йорке

Считалось, этот человек мог по телефону впарить практически любую акцию, облигацию – даже с самым никудышным рейтингом.

Его последователь Джордан Белфорт стал прототипом главного героя «Волка с Уолл-Стрит». Наслаждаемся типичным звонком продавца «всякого дерьма» с точки зрения стороннего наблюдателя:

Неужели на такие предложения соглашаются только малограмотные обыватели? Ведь у «мусорных бумаг» полный комплект: финансовые трудности компании, высокий риск дефолта, непроверяемая история деятельности.

Однако, если погрузиться в мир частных инвестиций глубже, легко заметить, что в России 2010-х годов хватает желающих делать деньги на этих «облигациях третьего эшелона».

Musornie bumagi

Мировой рынок junk bonds, по данным на осень, достиг 13 трлн долларов США, согласно индексу Bloomberg Barclays Global Aggregate.

Российский рынок тоже развивается: за первые девять месяцев 2018 года его объем не превышал 75 млн рублей, тогда как за аналогичный период 2019 года уже перевалил за 432 млн. Раньше «мусорные бумаги» не пользовались популярностью у россиян, потому что любителям рискнуть и почувствовать себя трейдером активно предлагался Forex и криптовалюты, теперь наступает время ВДО, считают эксперты.

Первый по объему в России организатор высокодоходных размещений облигаций – компания «Иволга Капитал». В компании говорят, что качественные ВДО существуют: это, как правило, крупные компании, по тем или иным причинам не имеющие кредитного рейтинга и/или международной бухгалтерской отчетности.

Такие бумаги могут быть неплохим подспорьем для диверсифицированного инвестиционного портфеля, говорит гендиректор «Иволги Капитал» Андрей Хохрин. Здесь вполне можно заработать 11-13 % и даже больше, но зона риска в секторе ВДО – обширна. Дефолты могут коснуться каждого пятого выпуска облигаций: «Переиграть рынок, просто продавая относительно новые облигации другим, – это иллюзия спокойствия».

Случаев дефолтов в первый год обращения высокодоходных облигаций и облигаций вообще – единицы. Получается, казалось бы, идеальная комбинация, рассуждает специалист: купил облигацию в самом начале жизненного цикла, подержал деньги под высокую ставку от нескольких недель до нескольких месяцев и аккуратно продал ее на вторичных торгах.

Но есть и другая сторона. Кто-то ведь у меня эту бумагу купил? Хорошо, сейчас можно предполагать, что купил менее эрудированный игрок. Но эрудиция быстро накапливается, если та или иная бумага падает в цене. Как только в какой-то биржевой истине убедилось большое число людей, истина меняется.

Андрей Хохрин, генеральный директор ИК "Иволга Капитал":

Андрей Хохрин, генеральный директор ИК «Иволга Капитал»:

Уже сегодня продать на вторичном рынке высокодоходную облигацию, недавно купленную на первичном размещении, не так просто. Продавать, возможно, придется ниже номинала. А это удар по доходности. −0,5 % от номинала, если Вы держали облигацию всего квартал, — это −2 % годовых. Предположим, облигация имеет купон 13 %. Вычтите убыток и НДФЛ (35 % от купона, превышающего ключевую ставку на 5 %), получите «чистыми» 10,5 %. Неплохо. Но стоит ли оно ваших денег?

На так называемых ВДО могут заработать только профессионалы, прекрасно разбирающиеся как в инвестициях, так и отрасли, где работает эмитент, предостерегает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев. Требуется огромное количество времени для анализа бумаги, тогда как легкомысленный подход принесет убытки с вероятностью, приближающейся к 100 %. Снижение доходности вкладов — еще не причина рисковать своими накоплениями, полагает эксперт.

Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями:

Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями:

Подумайте сами: в большинстве случаев в данном сегменте представлены бумаги компаний, которые не смогли получить займ традиционным способом. Банки стали гораздо строже относится к кредитованию юрлиц, фирмы прощупывают возможности рынка облигаций. Разнообразие таких компаний увеличивается: если раньше бумаги выпускали микрофинансовые организации, то теперь можно встретить игроков из сельского хозяйства, производства, технологий и так далее. Для институциональных инвесторов ВДО – это возможность увеличить общую доходность портфеля за счет небольшой доли рискованных бумаг. Но частным инвесторам лучше избегать подобных облигаций и уж точно не соглашаться на предлагаемые бумаги или продукты, которые пытаются продать по телефону.